• Александр Лебедев

Уроки Коронакризиса: Инвестиции


Мой первый и единственный опыт охоты произошел еще в курсантские годы, когда я по интересному стечению обстоятельств присоединился к компании коллег-исследователей, которые по совместительству оказались охотниками-собаководами. В тот день я, вспоминая “Заячьи лапы” Паустовского, так никого и не решился подстрелить, однако получил массу впечатлений, которые навсегда останутся со мной. Одно из ярких воспоминаний того дня связано с несколькими минутами непосредственно до начала охоты. Мы ехали в просторном внедорожнике, в салоне которого вместе с нами находился молодой пес, шотландский сеттер. Он в течение всех двух часов пути вел себя вполне по-шотландски сдержанно и тихо. Но стоило нам только въехать в лес, наш компаньон в считанные секунды преобразился: насторожился, стал метаться по салону машины, вглядываясь в окна и принюхиваясь. Хозяин собаки поймал мой недоумевающий взгляд: “Хочет охотиться. Молодой еще”.



С тех пор прошло двенадцать лет, грянула пандемия коронавируса и я, до недавнего времени вполне комфортно чувствовавший себя в офисных стенах одного из ведущих медицинских университетов мира, ощутил как мой внутренний шотландский сеттер также оживился, приготовившись среагировать на то, на что он в течение многих лет был натаскан. В суматохе первых недель пандемии наше сообщество шведских иностранных врачей начала сбор подписей тех, кто готов добровольно предоставить помощь в условиях грядущего кризиса системы здравоохранения. Это не было тщательно продуманным ходом, скорее инстинктивной реакцией медиков-единомышленников. Никто не искал в этом выгоды, просто хотелось предоставить помощь “здесь и сейчас”.

С самого начала нам пришлось столкнуться с огромной массой сложностей: молчание администрации госпиталей, ждущих отмашки сверху, фрустрация и гнев коллег, в том числе и самих членов нашей группы, для которых это молчание было особенно невыносимым. Но был и свет. HR–специалист одного из крупных госпиталей Стокгольма практически сразу ответила и стала набирать из сформированной нами базы данных столь нужных сейчас специалистов. Именно этот госпиталь, не дожидаясь команды сверху, потом первым начнет принимать помощь от группы ребят наладивших производство столь необходимой защиты для медперсонала, о которых вы еще прочтете ниже.

Шли дни. Общее молчание администрации еще больше накаляло обстановку. Но мы справились. Справились, так как большинство понимали беспрецедентность происходящих событий и осознавали, что фрустрация и напряжение проникают в умы обеих сторон диалога, в котором каждый опасался принять слишком необдуманные и скоропалительные решения. Справились, потому что практически во всех организациях, с которыми мы взаимодействовали, находились люди, не боявшиеся брать на себя ответственность. Наверное, в первые дни пандемии не было ни одной крупной организации, которой бы удалось предпринять идеальные и максимально продуманные шаги - шаги, которые гарантировали бы сохранение максимального числа жизней, экономики и при этом бы точно препятствовали распространению паники в населении. Но что меня больше всего тронуло в этих событиях, так это то, как много может быть достигнуто, прощено, понято, выяснено, когда люди объединены единой целью помощи ближнему и способны на время отодвинуть в сторону свое эго. Я увидел истинные лица тех, кто меня окружал. Эти лица были разными: на каких-то из них были шрамы долгих лет дискриминации, которые особенно сильно болели сейчас, кто-то, доселе производящий впечатление тихого и робкого человека, внезапно превратился в мужественного и храброго профессионала, готового работать ночи напролет, жертвуя своим комфортом, а иногда и собственным здоровьем. Конечно, встречались и те кто внезапно решал уйти в отпуск или срочном порядке взять больничный, но таковых было меньшинство. Но главное, что меня поразило - это общечеловеческая способность самоорганизовываться во имя большой цели. Способность, не требующая команды сверху, не выдвигающая условий и требований. Инстинктивное желание служить людям. Будь то группа владельцев 3Д-принтеров, которые решили по цене материалов наладить производство и поставку защиты для медперсонала в госпитали - инициатива, которая сначала чуть не стоила им судов и огромных штрафов, которая впоследствии также была подхвачена моими друзьями-бернерами из ко-креационного центра Blivande. Инициатива рядовых жителей-волонтеров, которые предлагали свою помощь по бесконтактной доставке продуктов и всего необходимого пожилым. Организация линий бесплатной психологической помощи для людей, оказавшихся в ситуации кризиса. Я посмотрел за пределы страны, в которой живу сам, и увидел: то же самое происходит по всему миру. Я видел, как по мере усугубления обстоятельств теплеют и становятся шире сердца людей. И главное: для этого совершенно не требовалось никакого давления, насильственного контроля и даже материальной мотивации.


Постепенно мой фид в социальных сетях стал заполняться информацией на темы о том “как не обанкротиться” и “во что вложиться в условиях кризиса”. И это абсолютно понятно, и также своевременно и важно. COVID-19 - это не только сотни тысяч заболевших по всему миру, но также и тяжелый мировой финансовый кризис. Сегодня доверие к фиатным валютам подорвано, и ясно видны четкие тенденции в умах людей, уже обративших свой взор к валютам децентрализованным, ценность которых определяется спросом, а не “абракадаброй” выпустивших их институтов.

Я очень надеюсь, что происходящие события подобным образом приведут к децентрализации и в нашем сознании, подобно истинным лицам моих коллег, также высветив истинное значение общечеловеческих ценностей: любви, сострадания и доверия друг к другу. Борзая должна охотиться, врач - лечить, а лидер - служить людям, помогая им объединяться ради общих идей и создания новых ценностей. Вот, пожалуй, именно в это я и хочу вложиться в условиях кризиса.



#коронавирус #кризис #инвестиции #ценности #децентрализация

189 views0 comments